Как во время пандемии закупали медтехнику в разных регионах России, и кто на этом заработал

Во время первой волны пандемии COVID-19 российские власти срочно занялись оснащением больниц медицинской техникой и расходными материалами. Чтобы сократить время на их приобретение, правительство разрешило покупать товары напрямую у поставщиков, минуя все конкурсные процедуры. Правозащитный фонд "Так-так-так" (включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов) совместно с медиапроектом "Четвертый сектор" выяснил, что цены на одни и те же товары в различных регионах России существенно отличались.
Очевидно, что разница в цене на аппарат ИВЛ в Приморском крае и в Ростовской области зависит от транспортных и других расходов. Но когда цены на один и тот же товар кардинально отличаются в рамках одного федерального округа или у одного поставщика в соседних регионах - это вызывает вопросы.
Регионы в основном проводили контракты без конкурсных процедур с единственным поставщиком, в некоторых из них заказчики пытались найти поставщиков медтехники по конкурсу, хотя этого можно было не делать.
Конкурсные процедуры не всегда спасали заказчиков от дорогостоящих покупок в период пандемии - большинство электронных аукционов по факту не состоялось из-за отсутствия конкуренции, часто на них заявлялось по одному участнику. Медицинским учреждениям приходилось заключать контракт с единственным участником по максимальной цене.
Медучреждения среди прочего закупали аппарат ИВЛ Carescape R860. Самую большую стартовую цену для аукциона предложила Ростовская областная клиническая больница - 4,2 млн руб. за штуку. В то же время областная клиническая больница в Липецкой области выставила на аукционы максимальную цену в 2,94 и 2,91 млн руб. Учитывая, что Ростовская областная клиническая больница купила сразу 20 аппаратов ИВЛ, при расчете средней цены она могла сэкономить 25,8 млн руб.
Областной клинической больнице Ярославской области удалось купить 11 китайских ИВЛ SV300 дешевле всех в России. Это явилось примером того, как проведение аукционов и реальная конкуренция в них поставщиков приводили к снижению цены.
Авторы расследования сообщают, что им удалось найти контракты, которые были заключены в разгар пандемии с единственным поставщиком, и в которых сложно уловить причинно-следственную связь с коронавирусом и "чрезвычайной ситуацией".
Министерство по физической культуре и спорту Чеченской Республики 13 и 31 марта 2020 года заключило контракты на строительство футбольного манежа в Грозном и физкультурно-спортивного комплекса в селе Бачи-Юрт. В разгар пандемии COVID-19, когда жители находились на самоизоляции, властям Чечни так срочно понадобилось построить объекты для запрещенных в то время массовых мероприятий, что они признали это "чрезвычайной ситуацией" и заключили контракты без конкурса.
В других регионах таким же образом строили школы, детские сады, спортивные объекты и даже дома культуры. В Санкт-Петербурге в лицее № 211 имени Пьера де Кубертена 26 июня 2020 года произошла "чрезвычайная ситуация" - учреждению срочно понадобились зеркало, офисный сейф и мебель.
Авторы расследования обнаружили существенную разницу в ценах в различных регионах при закупках томографов. Медицинский информационно-аналитический центр Севастополя купил томограф Discovery RT за 63 млн руб., а министерство здравоохранения Краснодарского края — за 51,3 млн рублей. Центр и министерство пытались организовать электронные аукционы, но на него заявилось по одному участнику и пришлось заключать контракт по начальной цене, но кубанским чиновникам каким-то образом удалось определить максимальную цену на 11,7 млн руб. ниже, чем в Севастополе. Разница в цене между Тульским областным онкологическим диспансером и Тамбовской областной детской клинической больницей, которые покупали томограф Aquilion Lightning на 160 срезов, составила целых 17,8 млн рублей.
Регионы часто покупали одну и ту же марку и модель медтехники, но в разных модификациях и комплектации, докупая дополнительные приспособления и функции. Известны случаи, когда навороченную медтехнику с дополнительными приспособлениями покупали дешевле, чем более простые аппараты.
Российские медучреждения закупали около 70 различных марок и моделей ИВЛ разного ценового диапазона. Аппарат "Авента-М" российского производства покупали в диапазоне от 1 млн руб. до 3,1 млн руб., такой разброс цен можно объяснить разными модификациями "Авенты", ведь их насчитывается около 350. Разброс цен на китайский ИВЛ SV300 составил от 1,6 млн руб. до 3,29 млн руб. на одну модификацию аппарата.
По словам Екатерины Петровой из "Трансперенси Интернешнл-Россия" (организация включена Минюстом в список иноагентов), российская система госзакупок позволяет заказчикам творчески подходить к формированию цены контракта — как с единственным поставщиком, так и при конкурсных процедурах.
"Для обоснования цены заказчик должен сделать три коммерческих предложения любым поставщикам, на свой выбор. Из трех предложений выводится средняя цена, по которой заказчик покупает товар. Учитывая, что на рынке можно найти большое количество предложений по разным ценам, заказчик может выбрать самые дорогие предложения, чтобы искусственно увеличить среднюю цену. Мы даже с вами не узнаем, у каких компаний заказчик запрашивает цены, их имена скрываются и могут предоставить только по запросу органов. И если в конкурсных процедурах участники еще могут поторговаться, то при закупке у единственного поставщика цена будет окончательной", - рассказала Петрова.
Эксперты сообщают, что во время пандемии в России образовался рынок перекупщиков - компаний и индивидуальных предпринимателей, которые никогда ранее не занимались медицинской техникой и вообще не имели отношения к медицине. Екатерина Петрова отмечает, что когда речь идет о медицинской технике, компания должна осуществить монтаж, обслуживание, обучение персонала — она должна иметь соответствующие компетенции. В этом смысле довольно критично, когда медтехнику поставляют компании или просто индивидуальные предприниматели, которые первый раз на рынке. Но все же мониторинг показал, что большинство регионов имеют собственных поставщиков среди местных компаний и индивидуальных предпринимателей, с которыми они работали до коронавируса.
Помимо региональных компаний, поставляющих медицинскую в технику в свои регионы, в России есть межрегиональные поставщики медицинской техники, которые в коронавирус получили огромные портфели госзаказов. Российские медучреждения больше всего закупали ИВЛ отечественного производства, а в марте 2020 года правительство РФ обеспечило основной объем госзаказа, закупив 5700 аппаратов ИВЛ и ЭКМО за 7,5 млрд рублей. Без конкурсов единственным поставщиком был назначен "Концерн радиоэлектронные технологии" (АО "КРЭТ") - "дочка" Ростехнологий.
На втором месте по госзаказам — группа компаний "Дельрус", бенефициарами которой являются братья Максим и Аркадий Гузовские, а также Роман Федотов и Юлай Магадеев. Они создали широкую сеть дочерних компаний в регионах, которые торгуют широкой линейкой медицинской техники - аппаратами ИВЛ, томографами и другим высокотехнологичным медицинским оборудованием. Правительство РФ в разгар пандемии назначило "Дельрус" единственным поставщиком медицинских масок, выделив компании льготный кредит на закупку масок за рубежом.
Эксперты отмечают, что при желании сэкономить, заказчик сможет это сделать: найдет поставщиков подешевле и проведет между ними конкурсные процедуры. В других случаях мы можем наблюдать, как цены на одни и те же товары отличаются по стране в несколько раз. Вместо одного томографа или аппарата ИВЛ можно было купить еще несколько и помочь большему количеству людей. Источник

Недели


Каталог сайтов Cвязь для жалоб и предложений: contact@nede.li

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+ Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer