Прогресс, однако…

Прогресс, однако…

На днях, как обычно, неудержимо и стихийному бедствию подобно, на мою супругу напал очередной приступ деятельности по благоустройству нашего родового гнезда. Выволоченные из подвала никому, по её мнению, ненужные древности завершили свой скорбный путь в единственной, до недавнего времени, свободном углу моего "офиса". И прозвучал суровый наказ: "Перебрать! Рассортировать! Где альтфатер, сам знаешь".


Рухлядь большей частью состояла из книг. Таким образом, сортировка завершилась на третьей сверху - Януш Вольневич "Красочный пассат, или Странствия по островам Южных морей", М.: Главная редакция восточной литературы издательства "Наука", 1980, 232 с. с ил.


"Я стоял как завороженный перед открывшимся моим глазам видом. На фоне переливавшегося всеми цветами неба и оранжево-красного, клонившегося к закату солнца вырисовывался небольшой скалистый остров, увенчанный кронами деревьев и едва проглядывавшими нежными очертаниями конусообразных кровель. Пространство в несколько десятков метров, отделявшее остров от материка, было все заполнено сверкающим морем. Длинная вереница озаренных солнцем фигур ожидала отлива. Наконец эта змеевидная колонна людей величаво потянулась вдоль черного вулканического туфа, чтобы засверкать на вершине яркими, как цветы, женскими платьями и бронзовыми торсами мужчин. Они двигались не спеша, и столь же медленно багровело небо, оставляя вверху отливавшую темной синевой полосу.


Затаив дыхание, смотрел я на эту словно ожившую старинную китайскую гравюру, боясь упустить что-либо из пленительной феерии переливающихся красок, неуловимой, но столь реальной красоты.


- Дамы и господа! Мы находимся у стен Танах Лата, древнего храма, в котором, согласно преданию жителей соседней деревушки Марга, обитала Великая Змея,- раздались за моей спиной слова, произнесенные на ломаном английском языке.- Как видите, жители этой деревушки направляются к святилищу с жертвоприношениями, чтобы снискать благосклонность морских духов.


Все очарование волшебной картины сразу же исчезло. Крайне раздосадованный, я обернулся и увидел небольшую группу туристов, увешанных фотоаппаратами. Их сопровождал молодой индонезиец.


- О, великолепно, прекрасно! - восторженно щебетали не первой молодости дамы…"


Каков стиль?!


Лишь на следующий день под недремлющим государыниным оком процесс сортировки пошёл чуть бодрее. Но на второй минуте он был прерван ностальгическими слезами, капающими на центральный разворот тетрадки по математике за третий класс.


Моё школьное детство пришлось на первую половину периода застоя.


Кроме обычных крестиков-ноликов и морского боя (шахматы, шашки, домино и т.п. исключались по причине излишней заметности), на уроках практиковалась ещё одна, развивающая не столько мыслительные способности, сколько глазомер, настольная игра.


Тетрадка разворачивалась посередине (удобней было бы вырвать двойной лист, но - конспирация), соседи по парте, каждый на своей стороне, рисовал на полях солдатиков, танчики, пушечки в заранее оговоренный количествах. Затем начиналось самое интересное: на своей половине листа игрок выдавливал маленькую капельку чернил, тетрадка перегибалась примерно посередине (но, ни в коем случае, не точно посередине), и на стороне противника появлялась соответствующая капля. Попавшие под обстрел юниты выбывали из игры. Бой вёлся до последнего солдата и последней единицы техники либо, и нередко, до вмешательства превосходящих сил миротворческого контингента в лице учителя.


В другом варианте игры точка ставилась на линии перегиба листа и от своего бойца проводилась пунктирная линия в расположение неприятеля. Поскольку пользоваться линейкой удавалось далеко не на каждом уроке, игра развивала как глазомер, так и твердость руки.


Учителей, наверное, изрядно удивляла частота, с которой мальчишки нашего класса пересаживались с парты на парту, меняясь соседями. Но ведь очевидно, что, имея постоянно одного и того же соперника, турнир не проведёшь! Мне как победителю, на четвёртом году обучения пришлось даже перевестись в параллельный класс. После разгрома всухую местного чемпиона интерес к игре у меня пропал напрочь и, соответственно, повысилась успеваемость. А вот некоторые мои одноклассники продолжали играть чуть ли не на выпускных экзаменах.


В институте (эпоха позднего застоя) я обожал общественные науки. История КПСС, философия марксизма-ленинизма, научный коммунизм, политэкономия капитализма и социализма - за шесть лет ни одного прогула! Ведь лекции по этим предметам читались в огромном зале, вмещающем весь поток - где бы ещё я встретился со студентом с параллельного факультета, единственным кроме меня на курсе, знающим хотя бы начальные правила го?


Вскоре после падения советско-компартийного режима кем-то на высшем уровне было принято решение, что старых семинарий и академий недостаточно для духовного окормления паствы. Так, в нашем университете кафедра марксизма-ленинизма была преобразована в факультет с тремя кафедрами: социологической, философской и религиоведческо-теологической. На последнюю, естественно, сразу же ломанулись юные митрофаны, чьи предки осознали относительную дешевизну такого способа откоса от армии и перспективу безбедного существования в непыльной должности приходского попа.


Вот такую забавную историю лет десять тому, когда мобильные телефоны только начали выходить из категории предметов роскоши, поведал мне за рюмкой чая приятель, читающий лекции по исагогике и сотериологии:


"Истинно, истинно глаголю я: студенты мои скудоумны, нерадивы и безбожны суть. Не имая Веры и в научении прилежания, не обретут они Жизни Вечной и Сокровища Небесного ни ныне, ни присно, ни во веки веков. Аминь! Козлы и неучи, короче. Вот завели себе моду - рассядутся по разным углам аудитории и играют друг с другом на мобилках через интернет. Угадай, во что играют? Крестики-нолики! На большее, видать, ума недостаёт. Вот пишешь, пишешь за них дипломные за гроши. А один такой козёл на защите на вопрос владыки о Высокой Англиканской Церкви отвечает: "Это такая башня в Лондоне с часами". Когда до митрополита дошло, что тот имел в виду Биг Бен, я думал, высоко гостя удар хватит. O tempora! O mores! Куда катится клир?"


Чтобы хоть как-то утешить несчастного иеромонаха, пришлось накапать ему дополнительные 150 чая.


Почему мне вспомнилась именно эта история? А вот почему:


Как сообщала газета ВЗГЛЯД, 31 августа президент России Дмитрий Медведев упрекнул губернатора Кировской области Никиту Белых за переписку в Twitter в рабочее время.


Прогресс, однако…

Недели


Cвязь для жалоб и предложений: contact@nede.li

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer