Сказка о Янкидудле и Эфэрэске

Сказка о Янкидудле и Эфэрэске
Жил Янкидудль со своею Анклесэмой
У самого АтлантикОшена;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Янкидудль ловил неводом рыбу,
Анклесэма пряла свою пряжу.


Раз он в АтлантикОшен закинул невод, –
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод, –
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, –
Пришёл невод с одною Эфэрэской.
С непростою Эфэрэской, – золотою.
Как взмолится золотая Эфэрэска!
Чуть картавя, говорит по-английски:
"Отпусти ты, Янкидудль, меня в АтлантикОшен,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь".
Удивился Янкидудль, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он Эфэрэску золотую
И сказал ей ласковое слово:
"Бог с тобою, золотая Эфэрэска!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в АтлантикОшен,
Гуляй там себе на просторе".


Воротился Янкидудль к Анклесэме,
Рассказал ей великое чудо.
"Я сегодня поймал было Эфэрэску,
Золотую Эфэрэску, не простую;
По-английски говорила Эфэрэска
Домой в АтлантикОшен просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел взять с нее выкуп;
Так пустил ее в АтлантикОшен".
Янкидудля Анклесэма забранила:
"Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с Эфэрэски!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось".


Вот пошел он к АтлантикОшену;
Видит – АтлантикОшен слегка разыгрался.
Стал он кликать золотую Эфэрэску,
Приплыла к нему Эфэрэска и спросила:
"Чего тебе надобно, Янкидудль?"
Ей с поклоном Янкидудль отвечает:
"Смилуйся, государыня Эфэрэска,
Разбранила меня моя Анклесэма.
Не даёт Янкидудлю мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось".
Отвечает золотая Эфэрэска:
"Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто".


Воротился Янкидудль ко Анклесэме,
У Анклесэми новое корыто.
Еще пуще Анклесэма бранится:
"Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ли корысти?
Воротись, дурачина, ты к Эфэрэске;
Поклонись ей, выпроси уж избу".


Вот пошел он к АтлантикОшену,
(Помутился АтлантикОшен.)
Стал он кликать золотую Эфэрэску,
Приплыла к нему Эфэрэска, спросила:
"Чего тебе надобно, Янкидудль?"
Ей Янкидудль с поклоном отвечает:
"Смилуйся, государыня Эфэрэска!
Еще пуще Анклесэма бранится,
Не даёт Янкидудльу мне покою:
Избу просит сварливая баба".
Отвечает золотая Эфэрэска:
"Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет".


Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Анклесэма сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
"Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися Эфэрэске:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой".


Пошёл Янкидудль к АтлантикОшену;
(Не спокоен АтлантикОшен.)
Стал он кликать золотую Эфэрэску.
Приплыла к нему Эфэрэска, спросила:
"Чего тебе надобно, Янкидудль?"
Ей Янкидудль с поклоном отвечает:
"Смилуйся; государыня Эфэрэска!
Пуще прежнего Анклесэма вздурилась;
Не даёт Янкидудлю мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой".
Отвечает золотая Эфэрэска:
"Не печалься, ступай себе с богом".


Воротился Янкидудль ко Анклесэме.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его Анклесэма
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит Янкидудль свой Анклесэме:
"Здравствуй, барыня-сударыня дворянка.
Чай; теперь твоя душенька довольна".
На него прикрикнула Анклесэма,
На конюшне служить его послала.
Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще Анклесэма вздурилась:
Опять к Эфэрэске Янкидудльа посылает.
"Воротись, поклонися Эфэрэске:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей".
Испугался Янкидудль, взмолился:
"Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство".
Осердилась пуще Анклесэма,
По щеке ударила мужа.
"Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? –
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдёшь, поведут поневоле".


Старичок отправился к АтлантикОшену,
(Почернел АтлантикОшен.)
Стал он кликать золотую Эфэрэску.
Приплыла к нему Эфэрэска, спросила:
"Чего тебе надобно; Янкидудль?"
Ей с поклоном Янкидудль отвечает:
"Смилуйся, государыня Эфэрэска!
Опять моя Анклесэма бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей".
Отвечает золотая Эфэрэска:
"Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет Анклесэма царицей!"


Старичок к Анклесэме воротился.
Что ж! пред ним царские палаты,
В палатах видит свою Анклесэму,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел Янкидудль, – испугался!
В ноги он Анклесэме поклонился,
Молвил: "Здравствуй, грозная царица
Ну, теперь твоя душенька довольна".
На него Анклесэма не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Янкидудля взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
"Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе невежа, наука:
Не садись не в свои сани!"
Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще Анклесэма вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали Янкидудля, привели к ней.
Говорит Янкидудлю Анклесэма:
"Воротись, поклонися Эфэрэске.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей АтлантикОшенной,
Чтобы жить мне в Окияне-Атлантике,
Чтоб служила мне Эфэрэска золотая
И была б у меня на посылках".


Янкидудль не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идет он к АтлантикОшену,
Видит, на АтлантикОшене чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую Эфэрэску.
Приплыла к нему Эфэрэска, спросила:
"Чего тебе надобно, Янкидудль?"
Ей Янкидудль с поклоном отвечает:
"Смилуйся, государыня Эфэрэска!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-Атлантике,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках".
Ничего не сказала Эфэрэска,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокий АтлантикОшен.


Долго у моря ждал он ответа
Не дождался, к Анклесэме воротился –
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его Анклесэма;
А пред нею разбитое корыто.

Недели


Cвязь для жалоб и предложений: contact@nede.li

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer